de68495b     

Кивинов Андрей - Выбор Оружия



det_action Андрей Кивинов Сергей Майоров Выбор оружия Об Андрее Кивинове, с чьей подачи слово «мент» перестало быть ругательным, сказать, что он признанный классик детективного жанра — мало. Уже одно то, что после долгого перерыва в России появились свои культовые детективные фильмы («Улицы разбитых фонарей», «Менты», «Убойная сила»), снятые по его книгам, позволяет говорить об Андрее Кивинове, как о народном писателе России.

Сергей Майоров — писатель. Работает в соавторстве с Андреем Кивиновым. Их первая совместная работа — роман «Киллер навсегда» — мгновенно стал бестселлером.
Три главных российских вопроса...
Что делать? Кто виноват? Сколько дадут?
ru ru Black Jack FB Tools 2005-04-16 OCR Leo`s Library FC96F6C7-9BA7-43B7-953F-A15CC4D021E3 1.0 Кивинов А., Майоров С. Выбор оружия Нева, Олма-Пресс 2001 5-7654-1422-2, 5-224-02518-4 Андрей КИВИНОВ и Сергей МАЙОРОВ
ВЫБОР ОРУЖИЯ
ЧТО ДЕЛАТЬ?
1
Три главных российских вопроса:
1. Что делать?
2. Кто виноват?
3. Сколько дадут?
Автор предупреждает, что все события и персонажи вымышлены, любые совпадения названий, фамилий и сюжетных коллизий — случайность.
— Фролов Семен Петрович, семьдесят девятого года рождения, уроженец деревни Нижние Утюги… А что, есть верхние?
Милицейский сержант мусолил паспорт так, словно заподозрил в его предъявителе японского шпиона. Не торопясь, пролистал все страницы и заглянул под суперобложку; мелкий дождь его не беспокоил, и лишь когда тяжелая капля разбилась о дерматиновый козырек форменного кепи, раздраженно дернул головой.
— Есть, двадцать километров от нас. Да только там никто не живет…
Проблемы географии и вымирающих деревень были сержанту не интересны. Страж закона не разменивался по мелочам:
— …Утюги Тамбовской области. Да ты, парень, бандит!
— Какой же я бандит!
Среднего роста и плотно сбитый, с короткой стрижкой, в джинсах и тяжелой кожаной куртке, на представителя оргпреступности Семен тем не менее походил еще меньше, чем на иноземного лазутчика, засланного склонить российский парламент к отказу от Курильских островов.
— Известно какой — «тамбовский». Еще скажи, что не слыхал про них. Правда, они почти все из города убежали, испугались нашего генерала, как только он им войну беспощадную объявил…
Фролов неопределенно кивнул. В местных приоритетах он разбирался слабо и название криминального сообщества слышал только от своего друга Славки, но ему показалось что сержант относится к фроловским землякам с симпатией.
— …и прописки у нас нету, — заметил проницательный мент.
— Я только вчера приехал, — Семен знал, как можно оправдаться, — к другу. Служили вместе.
— Ага, я в курсе: все так говорят. Где билет?
— Выбросил.
— Зря.
Сержант впервые поднял глаза от паспорта, и взгляд его Семену не понравился. Плохой взгляд, не ментовский — хотя у ментов он тоже не самый ласковый, но так смотрят темным вечером в безлюдной подворотне, готовясь ткнуть ножиком в брюхо или дать железом по черепу.
— К другу приехал, — повторил Семен, отгоняя неприятное впечатление. — В армаде вместе служили. В Чечне.
Сержант остался равнодушен к его словам, и впечатление не развеялось. Проверка документов происходила хоть и в вечернее, но еще не темное время, на одной из окраинных улиц, куда Семен забрел, гуляя по городу. Патруль он заметил издалека и мог бы с легкостью скрыться, но не стал, шел своей дорогой и послушно остановился, когда бело-синий УАЗ скрипнул тормозами и сержант с неуставным чубом пшеничного цвета крикнул простуженным голосом:
— Иди сюда!
Водите



Назад