de68495b     

Кивинов Андрей - Визит Джентльменов



АНДРЕЙ КИВИНОВ
ВИЗИТ ДЖЕНТЛЬМЕНОВ
— Скажите, где у вас грязное бельё?
— Зачем оно вам?
— Порыться.
— Вообщето в ванной, в бачке.
Жора пересекает коридор и заходит в ванную комнату, стилизованную умельцами из ремонтностроительной бригады под интерьер буддийского храма. Моего друга, впрочем, абсолютно не интересует интерьер, пусть хоть орбитальная станция, было бы грязное бельё.

Прежде чем рыться в бачке, склоняется над пустой ванной и пристально вглядывается в её позолоченную эмаль. Я наблюдаю за Жориными манипуляциями через открытую дверь.

Хозяйка квартиры, довольно миловидная блондинка, стоит рядом со мной, запахнувшись в шёлковый халатик идеального покроя. Жора слюнявит указательный палец, зачемто проводит им по внутренней поверхности ванны и подносит к бра, висящему рядом с зеркалом.

Вероятно, ничего, кроме собственной слюны, на пальце не присутствует, коллега вытирает его о брюки и принимается за бачок. Вообщето это здоровая фарфоровая ваза, куда свалено бельё, бачком я обозвал её по инерции.

Как человек аккуратный и, главное, занятой, Георгий не извлекает грязные вещички по очереди, а попростецки переворачивает вазу и вываливает содержимое оптом на расписной кафель. Хозяйка явно огорчена, но виду старается не подавать. Минут пять Жора тасует шмотки по полу, наконец выдёргивает из кучи спортивные брюки малоизвестной фирмы.
— Это мужа? — прищурив глаз на манер Коломбо, спрашивает он у хозяйки.
— Разумеется, не мои.
— Прекрасно.
Георгий выворачивает карманы, извлекает сморщенный носовой платок, фантик от «Орбита» и какуюто маленькую бумажку, по всей видимости, магазинный чек. Все, кроме бумажки, летит обратно в кучу, чек же коллега нежно разглаживает на ладони, как дети разглаживают найденные красивые фантики.
— Так когда пропал ваш супруг? — звучит очередной вопрос из ванной комнаты.
— Боже ты мой, я уже в сотый раз повторяю, он ушёл двадцать второго числа, примерно в одиннадцать вечера.
— И больше не возвращался?
— Вы что, издеваетесь?
Жора выходит из ванной комнаты с видом римского императора, разгромившего очередную команду варваров.
— Это вы издеваетесь, гражданочка Мордолюбова.
— Мудролюбова, — уточняю я.
— Не суть. Вы нам уже битую неделю доказываете, что муженёк ушёл вечером двадцать второго, с тех пор не появился и не звонил, а вы ждали его, ни на минуту не выходя из дома. Верно?
— Да! — нервно огрызается хозяйка. — Да! Вы зачем сюда пришли, нервы мне мотать? В гроб меня загнать хотите?
— Рано или поздно все там будем, — успокаиваю я бедную женщину.
— Отлично, — констатирует Георгий, прикладывая указательный палец к щеке (ну вылитый Коломбо, сигары не хватает и стеклянного глаза). — Объясните мне тогда, пожалуйста, уважаемая, откуда в его штанах чек ТОО «Носорог» от двадцать четвёртого числа на сумму двадцать пять рублей пятьдесят копеек?
Хозяйка, щёлкнувшая за секунду до вопроса зажигалкой, так и замирает с огнём в руке и сигаретой во рту. Я задуваю огонёк, чтоб сэкономить ей газ.
— Ведь вы ни на минуту не покидали квартиру. Как же вы не заметили любимого мужа, который бросил в корзину спортивные штаны, а то и принял душ? Или всетаки это не его штаны?
Пальчики, держащие зажигалку, начинают дрожать, подведённые глазки бегать, а язычок заплетаться.
— Я… Я буду жаловаться… Мне нужен адво…
— Кат, — заканчиваю я.
— Да, спасибо, — соглашается она.
— А. при чем здесь адвокат? — разводит руки Георгий. — Он понадобится, когда вам предъявят обвинение, а пока вы — никто. Помилуйте, Валерия Павловна, я



Назад