de68495b     

Кивинов Андрей - Улицы Разбитых Фонарей 01



Андрей Кивинов
Кошмар на улице Стачек
Любое совпадете персонажей или событий с реальными лицами или происшествиями может быть только случайным,хотя и случайности иногда становятся закономерностями.
Автор
Блатным корешам по борьбе с преступностью посвящается.
П Р О Л О Г
Июнь 1990 года
Жаркое южное солнце раскалило крышу СИЗО города Вла-дикавказа, отчего внутри тюрьмы, битком набитой подследствен-ными, температура превышала все мыслимые пределы. В одной из камер с двухъярусными нарами, где сидели особо опасные, распахнулась дверь, и конвоир ввел парня лет двадцати восьми, причём, в отличие от всех обитателей камеры, он был русским.
-Кузьмин, — представил его конвоир. — Наркотики. — И подтолкнул его в камеру. — Располагайся.
Дверь закрылась. Парень стоял в центре, переминаясь с ноги на ногу. Новичок. Зеки переглянулись.
-Гомерзик, подай-ка полотенце, — обратился к нему один из сидевших. Кузьмин взял полотенце, висевшее на на-рах, и протянул мужику. Но тот как бы невзначай выронил его из рук, и оно мягко упало между Кузьминым и уголовни-ком.

По тюремным законам поднять полотенце должен был слабейший. Кузьмин не шелохнулся.
-Подними, — приказал зек.
-Ты уронил — ты и поднимай.
-Ты, что, щенок, смерти ищешь? — сказал зек, медлен-но поднимаясь с нар. — Я за мокрое сижу, а ты — за какой-то кумар. Подними полотенце!
Кузьмин посмотрел вокруг и направился к свободным на-рам. Удар в спину потряс его. Зек двумя руками, сложенны-ми в замок, саданул его сзади.

Кузьмин устоял, подпрыгнул на месте, и его нога, описав большую дугу, смачно врезалась в висок мужика. Зек отлетел к дверям.
-Бей хачка! — раздались голоса, и человек пять броси-лись на Кузьмина. Кузьмин успел отбиться от двоих напада-ющих, но тут получил чем-то тяжёлым по голове и свалился на нары. Побои посыпались на него со всех сторон.

Чьи-то руки потянулись к пуговицам на его ширинке, и он почувствовал, как с него начали стаскивать брюки. Накинутое на шею мокрое полотенце сбило дыхание. Кузьмин закрыл глаза и потерял сознание.
Ч А С Т Ь 1
Г Л А В А 1
Апрель 1992 года.
ИЗ ДОКУМЕНТОВ:
Сов. секретно.
Начальнику 1 отдела 7 подотдела МБ генералу министерства безопасности Козлову Г.В.
В связи с тем, что в 85 отделении милиции города Санкт-Петербурга из-за постоянного прорыва канализационных и водопроводных труб выходит из строя дорогостоящая импор-тная подслушивающая аппаратура, прошу выделить из ва-лютного фонда средства на ремонт здания вышеуказанного отделения. Средства будут залегендированы как спонсорская помощь кооператива «Ремонт колёс», расположенного в под-вале отделения. В противном случае наблюдение за объектом «С» может быть поставлено под угрозу срыва.
Зам.начальника 7 подотдела МБ полковник Сидоровский СВ.
За решетками окон 85-го отделения милиции города Санкт-Петербурга появились первые признаки весны — на-бухшие почки, щебет птиц, кражи велосипедов. Грохот трам-вая, песни Богдана Титомира, доносившиеся из окон обще-жития напротив, крики задержанных пьяниц плавно слива-лись со звуками внутри помещения уголовного розыска, создавая некую симфонию шума. Тут было всё: от упоитель-но мягкого шлёпанья кулака о живот правонарушителя, до-носившегося из кабинета 13, где стажировались два практи-канта, до вопля инспектора Кивинова, пожелавшего узнать, куда же, чёрт побери, запропастилась его ручка; от нудного монолога начальника УР Соловца, сосавшего информацию из арестованного, до приглушённого, страдострастного шёпо-та, коим опер Клубникин беседовал по телефону с ю



Назад