de68495b     

Кивинов Андрей - Обнесенные 'ветром'



Андрей Кивинов
Обнесенные "Ветром"
"Смех сквозь слезы - это тоже смех"
П Р О Л О Г
Эхо пожарной сирены гулко прокатилось над тайгой. Где-то за соснами
встревоженный олень поднял голову и прислушался к незнакомому звуку.
Выпустив в морозный воздух струю пара, он быстро умчался в чащу.
Лай напуганных сторожевых собак перекрывал крик дежурного офицера
исправительно-трудовой колонии усиленного режима.
- Багры, багры тащи, урод! Первый отряд из барака - на подъём!
Вокруг, явно не зная, что делать, метались сержанты и рядовые, то и
дело натыкаясь в темноте друг на друга.
- Куда ты, кретин? Ты, ты, Проскурин! Давай шланг, воду, воду!
- Товарищ лейтенант, не подойти - краны за котельной!
- А, чёрт, мать твою!
Офицер, опустив у шапки "уши", согнувшись в три погибели прыгнул в
проём между горящей котельной и забором и проскочил опасный участок.
От бушующего неподалёку огня краны отмёрзли, и он без труда повернул
винт.
Рядовые схватили шланги и направили водяные струи на охваченную
пламенем котельную.
- Люди там были? - Лейтенант, вынырнув из проёма, подбежал к Проскурину.
- Не знаю, вообще-то, на ночь там зек дежурит, смотрит за давлением, но
он, может, выскочил.
- Сбегай, узнай!
- Есть! - гаркнул сержант, бросил шланг и помчался в помещение дежурного.
В ту же секунду из первого барака выскочил заключённый.
- Там Ветров, Ветров там! Он дежурил на котельной, а в бараке нет его.
- Вернись, проверь внимательно.
К котельной уже подтягивались разбуженные офицеры, прапорщики,
"обслуга". Прибыл "хозяин" - начальник колонии. Огонь бушевал, грозя
переброситься на бараки.
- Пену давай, мудаки, - гремел голос какого-то старшины.
Хозяин подошёл к лейтенанту.
- Ройте вокруг канаву, пусть зеки лопаты берут. Почему пожар? Как
допустил? Под трибунал пойдёшь!
- Михаил Сергеич, всё нормально было, не знаю я, чего там такое
загорелось.
- Ладно, после поговорим. Иди проверь, все ли на месте, я слышал,
Ветрова нет.
Лейтенант убежал в первый барак.
Через час общими усилиями огонь удалось сбить, и теперь остатки пламени
засыпали снегом и заливали водой. К утру, когда с пожаром полностью было
покончено, на месте котельной остался лишь почерневший кирпичный остов без
крыши, окон, дверей и внутреннего содержимого.
- Разгребай, - раздалась команда, и уставшие заключённые, еле шевелясь,
стали разгребать лопатами пепелище.
- Вот он! - раздался вдруг крик одного из зеков, - Ветер! Подбежавшие
солдаты разгребли золу, и из-под обломков обгоревших досок показались
останки какого-то мужчины.
- Ветров, Колька, первый отряд, - промолвил сержант. - Он сегодня
дежурил.
- Точно он, - уверенно подтвердил один из заключённых, хотя от человека,
сгоревшего в котельной, почти ничего не осталось.
- Проверку делали? - спросил подошедший хозяин.
- Так точно, все на месте, кроме него.
- Значит, Ветров!
- Да, по росту подходит, да и лепень , вроде, его, - показал на остатки
одежды старший отряда.
- Пожар почему случился, узнали?
- Уснул Ветер, наверно, ну и прозевал. Котельная-то дровяная, всю ночь
следить надо, чтобы искры никуда не попали.
- Родственники у него есть?
- Да, мать в Витебске, он сам оттуда.
- Похороните и матери извещение пошлите, - закончил хозяин и пошёл с
пепелища.
Колёса поезда отстукивали монотонную мелодию, иногда гремя на стрелках
и внося некоторое разнообразие. За замёрзшими стёклами мелькал бесконечный
лес, тянувшийся вдоль полотна.
- Господа, - по-гусарски обратился один из сидевших в купе мужчин к дв



Назад