de68495b     

Кивинов Андрей - Кома



Андрей Кивинов
КОМА
Все события вымышлены. Совпадения имен и мест действия с реально существую
щими - случайны.
1980 г. Ленинградская область.
Кома - угрожающее жизни состояние,
характеризующееся полной утратой
сознания и отсутствием рефлексов…
Все события вымышлены. Совпадения имен и мест действия с реально
существующими - случайны.
1980 г. Ленинградская область.
- Все, хана. Сдох, - Генка с отчаянием постучал фонариком о ладонь, и,
убедившись, что пользы это не принесло, спрятал его в карман.
- Мой тоже сейчас сядет, - Денис направил почти умерший лучик на приятеля.
- Выключи. Так пойдем. Фонарик на крайняк оставь.
Денис нажал кнопочку, луч исчез, оставив друзей наедине с полной темнотой.
- Падай, отдохнем, - Генка бросил рюкзак на землю и уселся на него,
прислонившись спиной к песчаной стене, - черт, холод собачий!
Температура в пещере не превышала семи градусов, что для одетых в легкие
куртки пацанов было весьма чувствительно, особенно, если не двигаться. Самое
обидное, к холоду невозможно привыкнуть, как, например, к той же темноте или
запаху сырости, напоминающему вонь вечно затопленного подвала. Привыкли даже к
недостатку свежего воздуха в атмосфере, но к этому проклятому холоду…
- Слушай, - Денис нащупал стену и опустился рядом с Генкой на холодный
песок, - а если мы вообще не выйдем?
- Ты чего? Как не выйдем?! - раздраженно отозвался тот, - Я эти норы, как
свой огород знаю. Сейчас метров сто вперед, там поляна будет, а сразу за ней
выход к Саблинке.
Вообще-то он был не очень уверен, что через сто метров появится поляна, а
не очередной поворот извилистого лабиринта, уводящий ее дальше, в черные недра.
Генка уже давно понял, что они заблудились, но признать это перед городским, на
год младшим Денисом пока не собирался. Генка не слабак. Фигня, выкрутимся…
Он пошарил в карманах и достал коробок спичек. Спичек было немного, пол
коробка. Генка таскал их постоянно, в свои тринадцать он уже покуривал,
подражая взрослым мужикам. Сигареты воровал у матери или стрелял у морально
неустойчивых односельчан. В магазине ему не продавали, даже когда он приходил
за ними вполне законно, для матери. Мол, мал еще.
Спичка вспыхнула, но почти тут же погасла, без необходимой огню поддержки
кислорода.
- Зараза! - Генка смял картонный коробок и сунул его обратно в карман, -
ну, как согреться?
- Интересно, сколько мы тут уже ползаем?
- Не знаю. Часов десять.
- Кажется, мы были в этом месте.
- Не говори фигни.
- Меня отец убьет, - предположил Денис, - я как-то домой на час опоздал,
так отдубасил, неделю сесть не мог.
- Может, не узнает.
- Ну, да! Бабушка, уже наверняка все село переполошила. И в город родичам
позвонила.
- Ты ей сказал, куда идешь?
- Нет, конечно. Мне к пещерам на километр не велено подходить. Сказал, на
рыбалку. Черт, она еще подумает, что утонул. А ты матери сказал?
- Тоже нет. Да ей все равно.
- Значит, никто не знает, что мы здесь?
- Витяй знает. Я у него фонарь брал… Не боись, Дениска, скоро выберемся, -
Генка зевнул и поежился, - спать только хочется.
На самом деле они блуждали не десять часов, как предположил Генка.
Пошли вторые сутки с того момента, когда они пересекли порог большого
Саблинского лабиринта. После этого ни на минуту не сомкнули глаз. Один раз
подкрепились, разделив пополам Генкину горсть семечек и засохшую ириску,
обнаруженную Денисом в кармане брюк. Другого провианта не имелось, его попросту
не брали, рассчитывая выйти из пещер через пару часов. По той же



Назад