de68495b     

Келер Владимир Романович - Лукман И Ворон



Владимир Романович Келер
Лукман и ворон
Однажды, совершая прогулку, старый мудрец Лукман увидел группу детей,
делающих силки.
- Для кого вы делаете эти силки, дети? - спросил их Лукман.
- Вон для того ворона, - ответили дети, показывая на вершину дерева. - Это
какой-то необыкновенный ворон, если судить по его виду. Мы хотим его поймать и
продать.
Мудрец взглянул, куда показывали дети, и увидел на вершине дерева
удивительно большого и важного ворона, которому, вероятно, было по меньшей
мере двести лет.
Лукман знал очень много, в том числе и птичий язык. Он сказал ворону:
- Ты меня удивляешь. На твоих глазах делаются силки, чтобы поймать тебя, а
ты даже не пытаешься улететь.
Но ворон лишь презрительно каркнул:
- Что могут сделать мне, вещему ворону, какие-то глупые мальчишки. Мне
жалко и смешно смотреть на их потуги. Я презираю их и не хочу о них даже
думать.
- Напрасно ты так говоришь, - возразил Лукман. - Мудрость ничего не
презирает, а ко всему относится так же серьезно, как если бы ее окружала одна
мудрость. Я на твоем месте все-таки не стал бы испытывать судьбы и улетел.
Но ворон не захотел больше говорить с Лукманом и сердито отвернулся от
него.
Мудрец продолжал свою прогулку. Некоторое время спустя он шел обратно.
Снова его путь пролегал через то место, где он встретился с детьми и вороном.
Еще издали он увидел, что там произошли какие-то события. Дети оживленно
кричали, а ворона не было больше видно на дереве.
Подойдя ближе, Лукман понял, что случилось. Один мальчик крепко держал
важную птицу в руках, а другой - снимал с ее лапы петлю силка.
- Как! - воскликнул Лукман, обращаясь к ворону. - Ты попал в силки,
которые прекрасно видел и над которыми так смеялся?
- Ах, - вздохнул печально ворон, - ты оказался прав, учитель, а мне нет
никакого оправдания.
Помолчав немного, ворон рассказал свою историю:
- Когда ты ушел, а дети спрятались в кусты, думая, что я их не вижу, - я
еще некоторое время продолжал сидеть на дереве и смотрел на горизонт,
предаваясь философским размышлениям. Незаметно меня охватило утомление, и я
подумал: "Пока они стараются над западней для меня, сосну-ка я". Я еще
продолжал думать о том, чтобы уснуть, как вдруг увидел, что от горизонта на
меня движется какое-то пламя. Мне оно показалось очень страшным, и я
повернулся в обратную сторону, чтобы улететь. Но пламя надвигалось на меня и
оттуда. Я заметался во все стороны, но всюду видел одно: движущийся на меня
бушующий огонь. Казалось, еще мгновение - и он меня спалит.
В поисках спасения я еще раз осмотрел все кругом, и какова же была моя
радость, когда внизу я неожиданно увидел клочок земли, где не было огня.
Правда, клочок тот приходился как раз на то место, где стояли силки этих
мальчиков и по величине был лишь немного больше петли силков. Но до
рассуждений ли мне было тогда!
Я бросился вниз стрелою и тотчас запутался в ловушке.
И странно... Едва я оказался в руках мальчишек, я понял, что пламени не
было и в помине. Да, да, оно мне приснилось, а я и не заметил, как уснул. Еще
не проснувшись окончательно, я с перепуга бросился вниз в петлю и вот...
Дальнейшее тебе известно".
Ворон безнадежно поник головою, и Лукман лишь с усилием разобрал последние
слова, произнесенные очень тихо:
- Я понимаю, что теперь все кончено. Я, глупый, старый ворон, поделом
наказан...
- Дети, - сказал Лукман. - Сколько вы хотите за эту важную, но пустую
птицу?
- Одну рупию, - ответили дети, посоветовавшись между собою.
- Вот вам р



Назад